ЗарегистрироватьсяВойти
О программе
Блог Андрея Фурсова
  • Пятый рейх: Возможность или неизбежность?

    Историк Андрей Фурсов о роли Германии в 21 веке (часть 2).

  • Пятый рейх: Возможность или неизбежность? Часть 2.

     

     Историк Андрей Фурсов о роли Германии в 21 веке.  

     

    Андрей Фурсов: Здравствуйте! В прошлый раз мы с вами говорили о подъеме Германии в последние 25–30 лет. О том, как шел этот процесс, об его экономических аспектах, о том, кого теснят немцы в своем подъеме, о том, что сегодня, по сути дела, разворачивается финальный акт драмы борьбы двух империй – британской и германской. Мы сейчас не говорим об американцах, вроде бы немцы одерживают верх, загоняя Лондон в угол в финансовых вопросах развития Европы. Таким образом, кажется, что они берут реванш за свои поражения конца XIX — начала XX веков. Я говорю о поражениях не только военных, но и поражениях в тайной войне.

    Я хочу напомнить, что впервые англичане начали всерьез задумываться о немецкой угрозе после франко-прусской войны. В 1871-м году в Британии выходит рассказ полковника Чесни «Битва под Доркингом» – это такая политфантастика. Прусские войска высаживаются на территорию Великобритании и движутся к Лондону. Рассказ – рассказом, как говорится, «сказка ложь, да в ней намек». Дело в том, что в середине XIX века англичане и подумать не могли, что кто-то посягнет на их территорию. У Наполеона не получилось, а тут возникает страх. Это означает, что в 70-е годы британцы очень серьезно психологически не сломались, конечно, но почувствовали, что на континенте зреет угроза. Как говорили герои Толкиена: «Завеса Мрака встает над миром и она носит тевтонский характер». Британские верхи, естественно, были задеты тем, что немецкие масонские ложи после победы над Францией (мы с вами говорили об этом в прошлый раз), они не то, что разорвали отношения с британскими, но ясно дали понять, что теперь они – самостоятельный игрок на мировой арене. Помимо англо-саксонского, стал вырастать новый мировой наднациональный центр.

    Кстати, никогда ни одна власть в России не делала попыток создать такой наднациональный центр. Коминтерн не в счет. Он вырастал из большевистской революции и русский правитель Сталин, как раз и убирал эту структуру, создавая вместо мировой революционной структуры Красную Империю, но это к слову, тема отдельная.

    В прошлый раз мы с вами закончили ситуацией создания Четвертого Рейха и послевоенной ситуацией и вот сегодня мы видим Евросоюз. У Евросоюза несколько источников, несколько составных частей, но один из главных – это немецкий. В известном смысле можно сказать – это «четверторейховский».  Гитлеровская Европа была Евросоюзом. Я понимаю, что нынешним европейцам очень неприятно об этом думать и вспоминать, но из песни слов не выкинешь.

    Гитлер создал Евросоюз. Империя Третьего Рейха была Евросоюзом. Нужно сказать, что далеко не всем европейцам это не нравилось. Уже потом, когда Гитлер потерпел поражение, они стали кидать камни. Однако и французы, и чехи, и венгры жили в этом Евросоюзе, и особо не сопротивлялись. Более того, Берлин, когда его штурмовала Красная Армия (Советская Армия), защищали уже в последние самые дни и часы два эсесовских батальона: латышский и французский.

    Забегая вперед, скажу сразу, что с помощью Евросоюза немцы мирным путем, экономическим и политическим, достигли тех целей, которых они не смогли достичь в эпоху Третьего Рейха. Как это произошло? Например, у еврозоны есть свой Центробанк, но нет общего казначейства и единой фискальной политики. В результате появление евро привело к резкому разрыву в уровнях развития стран и к тому, что от этого выигрывали сильные и проигрывали слабые. То есть, от этого выиграла Германия. Кстати, две трети экономического роста Германии в последние десятилетия связаны с введением евро. Оно свою функцию выполнило, усилило это немецкое ядро Европы, Каролингкское, старую Европу, а теперь от него можно отказаться. Как говорится: «Мальчик сделал свое дело, почистил обувь, возьми пятачок и будь свободен». Кстати, 51% немцев хотят, чтобы евро ушел.

    Еще более интересен административно-политический момент, о нем я хотел бы поговорить более подробно. Евросоюз – это регионализация Европы, превращение Европы из совокупности национальных государств в совокупность регионов, это немецкий проект. В 1971-м году в Германии была создана Ассоциация европейских приграничных регионов. По сути дела, это немецкий фонд, столица, его штаб-квартира в Гронау и возглавляют ее немецкие политики. Был такой пробный шаг в 1971-м году. Затем наступил 1981-й год и идею регионализации Европы высказывают немецкие политики. Она прозвучала, например, в докладе Галета, о том, что в Европе должны быть созданы региональные институты. Проходит четыре года и в 1985-м году создаются две организации: Ассамблея Европейских Регионов и Совет коммун и регионов Европы. Вот этот Совет, сейчас глава этого Совета – мэр Штутгарта – Шустер.

    Еще более интересна – Ассоциация. Она возникла сначала по инициативе французов, испанцев, португальцев, но руководство очень быстро перехватило правительство земли Баден-Вюртемберг. Если посмотреть на карту этой Ассоциации, то там Европа разбита на 250 регионов, где не только Европа. Туда входит Азербайджан, но Азербайджан и Испания не как государства, а как регионы, которые контактируют между собой. То есть, государственные границы, по логике этой Ассоциации, должны стать просто административными границами. Нет никаких государств. Есть Европа регионов. Документы этой Ассоциации впоследствии стали основой Конституции Евросоюза и разрабатывались они в соответствии с планами этнической федерализации Европы, которая происходила по-разному. В брутальной форме в Югославии, но направлено это было против сербов, к которым немцы относятся очень жестко чисто исторически и сербы им платят тем же.

    На кладбище в Белграде есть замечательный памятник сербскому воину, памятник героям Первой мировой войны. Причем, для сербов Первая мировая война началась не в 1914-м году, а в 1912-м году, с Первой Балканской войны. Жесткий вариант был применен в Югославии. Мягкий вариант, экспериментальный, в Бельгии, где фламандцев и валлонов спокойно развели и они как бы существуют рядом, но не вместе.

    Есть еще несколько очень интересных объединений в Европе тоже с таким сильным германским акцентом – это Рабочее сообщество Альпы-Адриатика, 19 регионов, 43 миллиона. Сами журналисты называют его Троянским конем Германии.

    Наконец, есть кое-что из европейского будущего. Объединяются наиболее развитые регионы. Например, есть такое объединение «Четыре мотора для Европы» – это Баден-Вюртемберг, Ломбардия, Каталония и Рона-Альпы. Они объединяются и это мотор развития Европы. Кеничи Омае, известный японский бизнесмен и экономист, автор двух бестселлеров «Мир без границ» и «Падение национального государства и подъем регион-экономик». Когда-то он выдвинул идею регион-экономики и написал следующее: «Глобальный мир будет состоять не из национальных государств, а из регион-экономик. То есть, из региональных экономик с населением 20–25 миллионов человек, которые тесно связаны друг с другом, но не со своими соседними регионами в своих странах, и, собственно, контакты между именно этими регионами, они и создадут глобальный мир». Вот мы видим, что в Европе это реализуется по немецким лекалам.

    В чем смысл этой схемы? Дело в том, что регионализация происходит по этническому принципу. В Европе практически все государства, кроме Германии, этнически разнообразны. Германия – это этнически гомогенная страна. В результате регионализации Европы единственная страна – Германия – остается целостной, остальные дробятся. Германия не только остается целостной, она кое-что и добавляет себе за счет Австрии, Швейцарии, Италии (южный террор), а также Моравии и Силезии. Великолепный ход из серии «Игра лисички со скалочкой». Ход совершенно великолепный. Иными словами, административная регионализация Европы — это не меньший приз, который Евросоюз преподнес Германии.

    Подъем Германии сопровождается рядом очень неприятных для многих народов Европы моментов. Прежде всего, это смягчение отношения в Европе, да и в США тоже, к Гитлеру, к нацизму и к Третьему Рейху. Одновременно усиливается демонизация Сталина, коммунизма и Советского Союза. Советский режим предстает как более преступный, чем нацистский. Например, в книге Тимоти Снайдера «Кровавые пространства: Европа между Гитлером и Сталином» утверждается, что фашизм лучше, потому что Гитлер убил меньше людей, чем Сталин. Тимоти Снайдер не один. Есть такого же околонаучного пошиба писаки, которые пишут, примерно, то же самое.

    Дело не только в интеллектуальной обслуге правящих групп Западной Европы, есть и другие симптомы и тенденции. В октябре 2010-го года в немецком историческом музее Берлина открылась выставка «Гитлер и немцы». Подзаголовок очень интересный: «Единый немецкий народ и преступления». Преступления – это все нормально, а вот формула «единый немецкий народ» — это изобретение нацистов. Очень интересно звучала тема выставки: «Гитлер – как воплощение народного идеала спасителя нации».

    Еще одна вещь. С 2004-го года в ООН ежегодно голосуется документ о недопустимости определенных видов практики: ксенофобии, расизма. Отдельной строкой говорится в нем о недопустимости героизации нацизма. Каждый год США голосует «против», естественно. Евросоюзовские страны воздерживались. Вдруг в 2011-м году происходит нечто странное. Только 17 из 27 евросоюзовских стран проголосовали против этого документа, то есть можно героизировать нацизм, получается, по логике их голосования.

    Недавно в прессе было сообщение о том, что через два или три года в Германии будет издана «Mein Kampf». Издатель объяснил, что не издавали «Mein Kampf» не по каким-то идеологическим причинам, а просто по немецкому законодательству, если человек не оставил после себя наследников, то 70 лет его работы не издаются и вот теперь эти 70 лет проходят. Однако сказано было, что не издают книгу, а вот цитатник из нее должны издать уже в 2012-м году.

    Мы должны ясно понимать, что если Пятый Рейх оформится в том или ином виде, он может иметь внешне демократический, очень демократический вид, оформится с немецким ядром, то скорее всего, роль Гитлера, Третьего Рейха в истории Европы и мира будет пересмотрена. Я не исключаю, что сделано это будет на основе демонизации СССР и Сталина. Мы должны быть готовы к идеологическим столкновениям на этой почве. Я полагаю, что мы такие вещи должны пресекать очень и очень жестко.

    В Германии в экономическом плане и в ее положении в Евросоюзе все хорошо. Но все ли хорошо? Как говорилось в «Военной тайне» Аркадия Гайдара: «Все хорошо, да что-то не хорошо». Прежде всего, не хорошо это с демографией немцев и вообще европейцев. В 1960-м году людей европейского происхождения в мире было 25%, в 2000-м году – 17%, в 2040-м их будет 10%. Если численность европейского населения 2000-го года вычесть из 2040-го года, то разница получится в 128 миллионов человек.   Последний раз такие резкие сокращения населения в Европе происходили в середине XIV века в результате эпидемии чумы, «черной смерти». Что касается Германии, то к середине XXI века ее население сократиться с 82% до 59%.

    В работе Гуннара Гнейсона «Сыновья и терроры» утверждается, что демографический провал наступает тогда, когда в популяции менее 80 мальчиков возраста до 4-х лет приходятся на 100 мужчин в возрасте 40–44 лет. В Германии эта цифра не 80:100, а 50:100. Если мы посмотрим на Юг, то в Секторе Газа (Палестина) это 464:100 – это вам не 50:100, и не 80:100, и даже не 100:100. В Афганистане 403:100.   В Сомали 364:100. В самой же Европе наиболее высокие цифры демографического роста дают арабы и турки, а также, естественно, албанцы. Это одна сторона дела, количественная.

    Другая сторона дела – это человеческий материал, его качество. Согласно опросам немецких социологов, 40% немецких мужчин хотят быть домохозяйками. Это не значит, что они хотят быть женщинами, но они хотят сидеть дома и вести хозяйство. Кроме того, очень многие немецкие мужчины, как показывают те же опросы немецких социологов, не хотят заводить семью, потому что они не хотят нести ответственность и нести эмоциональную нагрузку. Лучше завести собаку. С таким людом ни Пятый, ни вообще никакой Рейх не построишь.

    Получается, по коварству и по иронии истории, как сказал бы Гегель, по коварству истории, творцы Четвертого Рейха с 1944-го года создавали в Америке, на Ближнем Востоке свои структуры, помогали росту Германии, подталкивали ее развитие. Получается, что тот человеческий материал, который имеет Германия в начале XXI века, на создание нового Рейха не годится. Когда-то мне казалось, что поколение немцев, воспитанное на музыке Раммштайна способно оживить немецкую нацию, но этого не произошло. Неужели дух Шиллера действительно побежден?

    Я не случайно говорю о духе Шиллера. Дело в том, что в 1940-м году Черчилль проговорился. Он сказал: «Мы ведем войну не против Гитлера, мы ведем войну против духа Шиллера, чтобы он никогда не возродился». Неужели дух Шиллера действительно умер в Германии? Не знаю. Тем не менее, если Западной Европе суждено превратиться из колоса на глиняных ногах в нечто мощное, то сделать это смогут только немцы. Только они могут стать ядром этого процесса. Получится? Все зависит не только от немцев, но и от мировой ситуации.

    Когда-то, 10–12 лет назад я написал, что мир доживает последнее спокойное десятилетие. Сейчас я с большим сожалением должен сказать, мне очень хотелось бы ошибиться, но, тем не менее, я должен сказать, что мир доживает последнее спокойное десятилетие. То, что мы видим в современном мире, иначе как волновым  резонансом кризисов  не назовешь. Мы имеем угрозу войны, мы имеет угрозу экономического кризиса, который подстегивает угрозу войны и мы имеем угрозу геоклиматической катастрофы.   Все вместе это создает волновой резонанс кризисов. Когда создается такая кризисная ситуация, достаточно небольшого толчка, небольшого сбоя где-то и все рушится.  

    В том числе рухнуть может и Германия, которая столько сделала за последние десятилетия, чтобы стать номером один в Европе. Это тоже будет иронией истории. Естественно, будет лучше, если мир проскочит кризис и худшие прогнозы не сбудутся. С другой стороны, нам, русским, не привыкать. Кризис, к сожалению, а может быть к счастью, это естественная форма нашей жизни. Большая часть нашей истории носит кризисный характер. Именно в кризисные эпохи происходит сплочение русского народа.

    То, что для других кризис, для нас оказывается спасением. Недаром есть такая поговорка: «Что немцу смерть, то русскому хорошо» и наоборот. С учетом этого, давайте готовится к будущим потрясениям. Давайте будем готовы встретить их в лоб, не пугаясь, а так, как это положено нормальным мужчинам, нормальным людям.

    До свидания.

  • Рейтинг
    3
    Теги:
Другие выпуски программы
  • Андрей Фурсов «Футбол сегодня не спорт. Это бизнес и политика»

    Андрей Фурсов «Футбол сегодня не спорт. Это бизнес и политика»

    «Современный футбол — это когда за сборную Франции играют футболисты из Африки, с Ближнего Востока, но не из самой Франции. Какой же это национальный спорт? Это, скорее, бизнес и политика»

  • Андрей Фурсов «Евробюрократия панически боится харизматичных лидеров»

    Андрей Фурсов «Евробюрократия панически боится харизматичных лидеров»

    «Нынешняя политическая ситуация в Австрии, когда победу нужного кандидата на выборах приходится фактически фальсифицировать, показывает глубокий кризис европейской модели демократии. Европейская демократия уже давным-давно превратилась в свою противоположность — в идеальную европейскую бюрократию, которой не нужны ни выборы, ни народные лидеры. И это создаёт чёткое ощущение дежа вю той ситуации, которая сложилась с прошлым австрийским «выскочкой» — Йоргом Хайдером» Андрей Фурсов – историк, директор Института системно-стратегического анализа, действительный член Международной академии наук (Инсбрук, Австрия) о коллизии, сложившейся на прошедших выборах в Австрии.

  • Андрей Фурсов «Я устал спасать детей, ушибленных ЕГЭ»

    Андрей Фурсов «Я устал спасать детей, ушибленных ЕГЭ»

    «Если мы хотим сохранить Россию — то нам надо отказаться от практики ЕГЭ в средней школе. Я это говорю как преподаватель, который по полгода исправляет в ВУЗе ошибки этого самого ЕГЭ. И я очень хочу, чтобы виновные во внедрении этого подрывного элемента — ЕГЭ в нашу систему образования понесли заслуженное наказание» Андрей Фурсов – историк, директор Института системно-стратегического анализа, действительный член Международной академии наук (Инсбрук, Австрия) о проблеме разрушения советской системы образования современной практикой «ушибленного» ЕГЭ.

Также по теме
Статистика программы
Создана:
2 июля 2012
Всего выпусков:
29
Последний выпуск:
8 июня 2016
Подписчиков:
0
Всего комментариев:
121
Ведущие
  • Андрей Фурсов

    российский историк, социолог, публицист, организатор науки

Комментарии работают через системуDisqus